Выбор

2016-11-11
Выбор



Выбор, выбор, выбор. Он тяготил ее, мучил, заставлял не спать ночами. Он был неизбежен. Рано или поздно она должна была выбрать. Жить двойной жизнью было слишком тяжело. Жить двойной жизнью становилось уже невозможно. 
Но как решить? Она любила двоих. Каждого по-своему. 
Один был родной. Весь родной - от взъерошенного темного хохолка на макушке до пальцев ног. Да, пальцев ног, которыми он сейчас смешно поводил в такт музыке лежа на диване, и читая книжку в наушниках. Это было странно, он любил читать книги под музыку. В нем было много странностей. Не раздражающих, а милых и привычных, уютных и уравновешенных странностей. 
Он был щедр и заботлив. Каждую минуту своей жизни он отдавал в копилку ее комфорта. 
С ним она словно качалась на волнах. Как в маленькой беленькой лодочке, на спокойных мерных волнах. В этой лодочке можно было бесконечно лежать и смотреть на голубое яркое небо. С ощущением абсолютного счастья и покоя. Лежать, вяло поглаживать блестящую пленку воды, погружать в нее руку, чувствовать нежность и ласковость этой стихии. 
Так она погружала сейчас свою руку в его густые волосы, перебирала их, успокаивалась и казалось, будто ничто на свете не может вывести ее из этого безмятежного тягучего плавного состояния. 
Казалось, но был еще он. Второй. 
Морской шторм, гнавший ветра и огромные волны к ее тихому тропическому пляжику с белым песком, огромными склоняющимися над водой пальмами и полосатым гамаком в их тени. 
Долгих десять лет она строила этот идеальный мир. Своими руками. И теперь, своими руками может разрушить его. 
Эти мирные вечера, которые они проводили вместе, разговаривая, занимаюсь любовью, играя в шахматы, готовя какие-нибудь необычные блюда. Уютная светлая квартира в центре города, куда всегда хотелось возвращаться. 
Выходные с походами в музеи и театры. Рестораны, подарки, цветы от него. 
Эта спокойная, предсказуемая, размеренная жизнь. 
Все в один миг могло разлететься в щепки. 
Потому, что тот второй, он был ураганом. 
Быстрый, решительный, иногда злой. Но с ней всегда ласковый. И всегда неистовый. 
Все началось с инцидента на дороге. Он не сердился, он сказал "Все решим!". 
И было в этом столько мощи и напора, что уже через 5 дней, она сидела на краешке его кровати, поджав под себя колени и судорожно писала смс туда, в свою спокойную обычную жизнь. 
Выходя за ворота этой жизни, она попадала в круговорот его страстей. И не могла сопротивляться и не могла остановиться. Это казалось помешательством. Это было до невыразимости хорошо. Эта нагая, нервная, горячая, пульсирующая любовь. Его руки, губы, плечи, ноги. Вплетаясь в них, она понимала, такого никогда в ее жизни не было и никогда уже не будет. 
Она жила моментом, от встречи к встрече, от проникновения к проникновению. 
Думать, думать, решать, выбирать, остановиться, закончить, разорвать и начать все заново. 
За последний месяц она устала от этих вопросов. Она закрывалась от них надеждой, что все просто решится само собой. 
Но просто он не мог. Он мог сложно. У него была сложная жизнь, сложное детство. Он привык бороться, биться до последнего. За свои вещи, за свое место, за себя, за свое достоинство. 
Иногда ей казалось, что она для него лишь цель. Которую во чтобы то не стало. Заполучить, не отдать, не делить. Он не станет раздумывать и сомневаться. Он пойдет напролом. 
Он дал ей 4 дня. Чтобы решить. 
Нет, он дал ей 4 дня, чтобы выбрать его. Потому, что другого выбора у нее быть не могло. 
Она любила и боялась его. 
В этом вихре, в этой воронке закрутилось все. Ее жизнь, ее мысли, ее чувства, ее опасения, ее любовь, ее страсть, ее страх все потерять и страх все оставить как есть. 
-Ты сейчас идешь домой, собираешь только самое необходимое и спускаешься ко мне. Я жду тебя в машине, - говорил он глядя ей в глаза своим немигающим жестким взглядом. 
Это было похоже на гипноз. Она совершенно безвольно вышла из его большой черной машины, вошла в подъезд и поднялась на четвертый этаж, позвонила в дверь. Муж открыл дверь и улыбнулся. 
- Я приготовил твой любимый салат, - сказал он. 
Она вошла в квартиру, облокотилась на дверь, закрыла лицо ладонями и громко, так как могут только дети, зарыдала.

Автор текста Светлана Глотова 

Модель Екатерина Бояринова
 
Яндекс.Метрика